Интервью сенатора Джона Маккейна телеканалу CBS

11 Июл 2017 | Автор: | Комментариев нет »

ПолитикаCBS, США© AP Photo, Susan Walsh, FileИнтервью сенатора Джона Маккейна телеканалу CBSРашагейт: расследование связей администрации Трампа и России

11.07.20176827

Находясь в Европе на саммите «Большой двадцатки», президент Трамп общался с некоторыми обеспокоенными союзниками США и впервые после своего вступления в должность встретился лицом к лицу с президентом России Владимиром Путиным.

В воскресенье в передаче Face the Nation принял участие сенатор-республиканец от штата Аризона, председатель Комитета по вооруженным силам Джон Маккейн. Он обсудил с ведущим проблемные точки и очаги напряженности, привлекающие внимание США, начиная Россией и заканчивая Ближним Востоком.

Предлагаем вам текст интервью, вышедшего в эфире передачи Face the Nation 9 июля 2017 года.

Джон Дикерсон: Теперь мы обратимся к сенатору из штата Аризона, председателю Комитета Сената по вооруженным силам Джону Маккейну. Сенатор, мне бы хотелось здесь обсудить все мировые проблемы. Итак, давайте начнем.

КонтекстРейтинг Путина в США почти удвоилсяForbes25.02.2017США не готовы к кибервойне с РоссиейThe Guardian27.01.2017Не пытайтесь перезагрузить отношения с ПутинымCNN16.11.2016Джон Маккейн: Мы могли бы многое обсудить.


— Да, действительно. У нас нет глобуса, но давайте начнем с России. Итак, постпред США при ООН, говоря о последствиях вмешательства России в выборы, сказала: «Не думайте, что на этом все закончилось». И она намекнула, что могут быть последствия. Но президент этим утром опубликовал комментарий в Twitter. И написал он следующее: «Теперь настало время двигаться вперед путем конструктивной работы с русскими». Похоже, эти слова не предполагают никаких последствий.

— Пока интересной особенностью всей этой проблемы является то, что мы знаем, что Россия пыталась повлиять на исход наших выборов в ноябре прошлого года. И у русских не получилось. Но предпринимались очень изощренные попытки сделать это. И за это они пока не понесли никакого наказания. Мы провели через Сенат очень хороший законопроект о санкциях, и у нас также есть другие предложения. Но если говорить о конкретном наказании за их действия, никакого наказания не было. Так что если бы вы были Владимиром Путиным, которого я знаю много лет, то вы бы там сидели и вам бы сошло с рук то, что вы в буквальном смысле пытались изменить исход не только наших выборов. Выборы во Франции. Попытка свергнуть правительство Черногории, прекрасной маленькой страны. Я рекомендую, я выступаю за наказание. Но пока никакого наказания не последовало. Пора двигаться вперед. Да, двигаться вперед пора. Но есть цена, которую следует заплатить, за все надо расплачиваться.


— Почему же? Почему надо расплачиваться?

— Иначе он сочтет, что может делать это и дальше. Безусловно. Нет, разве кто-то сомневается в том, что он намерен поставить под сомнение американское превосходство, подорвать демократию, разрушить принципы свободы и все то, что символизирует Европу и мир после окончания Второй мировой войны? На протяжении 70 лет у нас существует новый мировой порядок. И он теперь подвергается серьезным испытаниям не только в Европе, но и во всем мире.

— Президент заявил, а Белый дом утверждает, что это является значительным достижением, успешным результатом их встречи. Президент опять же написал утром в Twitter: «Мы с Путиным обсудили вопрос создания «непроницаемого» подразделения по кибербезопасности, чтобы бороться с кибератаками и многими другими негативными вещами». Что вы…

— Я уверен, что Владимир Путин мог бы оказать огромную помощь в этой работе, поскольку он занимается хакерскими атаками. На самом деле, послушайте, я поддерживаю этого президента. Я его не поддерживал, так? Но он президент. Я пытаюсь с ним работать по всем вопросам, где это возможно. По вооруженным силам мы в Комитете в установленном порядке приняли законопроект о санкционировании расходов на оборону, которым, возможно, мы займемся позже. Его поддержали все 27 представителей обеих партий, был проведен всеобъемлющий обмен мнениями. Мы рассмотрели более 200 поправок. Но все напрасно. И вместо этого мы в этом вопросе решаем навязать предложение республиканцев, многие пункты которого требуют 60 голосов. Я не понимаю этого. Что нам нужно делать сейчас? Вернуться к началу. Внести законопроект.


— Вы имеете в виду законопроект о здравоохранении?

— Внести законопроект, провести его, поставить его на голосование, проголосовать по нему. Это установленный порядок. И если игнорировать мнение противника или противоположной стороны, то в конечном итоге получится то же самое, что произошло с реформой Obamacare, когда они протолкнули ее 60-ю голосами. Только знаете что? У нас нет 60 голосов, Джон.


— Так что сейчас происходит со здравоохранением? На следующей неделе все возвращаются к работе.

— Думаю, что моя точка зрения состоит в том, что вероятно, он будет неудачным, но я был — и сейчас могу ошибаться. Я думал, что буду президентом Соединенных Штатов. Но думаю, я боюсь, что он обречен на провал. И тогда мы должны созвать конференцию республиканцев, и поставить вопрос: «Что делать дальше?». Внести законопроект. Сказать демократам: «Вот законопроект». Это не значит, что они не… что они его контролируют. Это означает, что их поправки могут быть рассмотрены. И даже когда они проиграют, они все равно будут участниками процесса. Именно в этом и заключается демократия.


— Позвольте мне вернуться к зарубежным вопросам.

— Разумеется.


— Хочу спросить вас о Сирии. Давайте послушаем то, что госсекретарь Тиллерсон сказал о русских, у которых есть свои интересы в Сирии, и о США. Давайте послушаем госсекретаря.

Рекс Тиллерсон: В общем и целом наши цели совершенно одинаковы. Как мы этих целей добиваемся — на это у каждого из нас своя точка зрения. И вполне возможно, что у них правильный подход, а у нас — неправильный подход.

Джон Дикерсон: У русских правильный подход?

Джон Маккейн: Здесь решить нельзя. Нельзя решить. Это те же люди, которые используют высокоточное оружие, чтобы наносить авиаудары по больницам в Алеппо, где находятся больные и раненые люди. Это просто… вы знаете, я готовил себя морально к выступлению в этой программе. Я сказал себе: «Джон, ты не будешь расстраиваться. Ты не будешь давать волю эмоциям». Но я знаю, кто такие герои, творящие такое добро. И я знаю, что такое массовое убийство. Я знаю, что русским было известно, что Башар Асад собирается применить химическое оружие. И говорить, что у нас, возможно, неправильный подход?

Послушайте, я долго мучился, пытаясь принять решение о том, поддерживать кандидатуру Тиллерсона на посту государственного секретаря или нет. Не то чтобы я не восхищался его успехом и всеми хорошими делами, которые он совершил. Дело в том, что он говорил в прошлом. Он отошел от основных принципов американской демократии. Причина, по которой мы являемся, как обычно говорил Рональд Рейган, «сияющим городом на холме», состоит в том, что на нас равняются, нас уважают за наши принципы и наши убеждения. И за то, что мы защищаем свободу — и пропагандируем свободу. Вот что такое Америка. И дело не в том, что они правы, а мы ошибаемся. Мы знаем, кто…


— Вы жалеете…

 

— Кто здесь прав и кто неправ.


— Вы жалеете, что проголосовали за Тиллерсона?

— Иногда жалею. Но меня сих пор терзает мысль о том, что американский народ выбрал этого президента. И ему пора бы уже создать свою команду. Когда Барак Обама победил в 2008 году, в 2009 году я голосовал за его команду, потому что, на мой взгляд, американский народ хотел, чтобы у него была эта команда. Но не думайте, что меня это не беспокоило. Очень беспокоило.


— Ну и вопрос в заключение. Совсем недавно были в Афганистане. Каково ваше ощущение по поводу происходящего в этой стране?

— У нас нет стратегии. И мы проигрываем. Когда вы не выигрываете, вы проигрываете. И АНА, Афганская национальная армия, несет недопустимые потери. Но мы собираемся разрабатывать новую стратегию. Знаете, они приходят к нам и просят предоставить дополнительные средства, прислать больше войск, просят дополнительных миссий.

Мы не будем этого делать, пока нам не предложат стратегию. Я спрашиваю генерала Мэттиса, которым я восхищаюсь, и генерала Макмастера, которым я тоже восхищаюсь: «Где стратегия? Где стратегия?» Тогда мы сможем проводить какую-то политику. Тогда мы санкционируем финансирование и отправку войск. Предоставление танков и пушек.

И, между прочим, мы все знаем, в чем проблема. Проблема — в Белом доме. Им надо сосредоточиться, выбрать стратегию. И это, кстати, должен сделать президент. И сказать американскому народу: «Мы должны там победить. Не забывайте о терактах 11 сентября. И вот что для этого нам необходимо сделать». К сожалению, Белый дом сейчас в замешательстве, там сплошной хаос. Но я уверен, Соединенные Штаты Америки, самая лучшая и самая сильная страна на земле, смогут это сделать.


— Хорошо. Сенатор Маккейн, большое спасибо за участие в нашей программе.

 

Спасибо, Джон.

 

Источник: http://inosmi.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
УВАЖАЕМЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ ДЛЯ КОРРЕКТНОЙ РАБОТЫ САЙТА, ПРОСИМ ВАС ОТКЛЮЧИТЬ ЛЮБЫЕ БЛОКИРОВЩИКИ РЕКЛАМЫ
Наши партнёры
http://controlf.biz.ua/
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании , просим немедленно сообщить нам.