Русские стартапы: без денег и без знаний

28 мая 2017 | Автор: | Комментариев нет »

>


С-Pilot, установленный на Nissan X-Trail (Фото: tech. eu)

Портал Rusbase со ссылкой на источник в Cognitive Technologies сообщил, что эта российская компания заключила предварительные соглашения с несколькими крупными зарубежными автопроизводителями по поставкам своих систем C-Pilot, способных предупреждать водителя о нарушениях и возможных столкновениях. По имеющейся информации, в основе C-Pilot лежат «нейросети», которые научились распознавать типичные для автомобильного движения объекты, в том числе частично заслоненных пешеходов и машин, а также основные дорожные знаки.

«Ранее сообщалось, что помимо автопроизводителей C-Pilot смогут приобрести и обычные владельцы автомобилей, стоимость системы составит для них от 100 тысяч до 200 тысяч рублей, — пишет Rusbase. — Когда система будет выпущена на рынок, не раскрывается. Сейчас C-Pilot проходит тестирование на автомобилях Nissan X-Trail».

Читайте также




Смартфон поможет разглядеть за стенкой голую соседку

Новые возможности Wi-Fi скоро позволят виртуально гулять по чужим квартирам

Новость, безусловно, интересна не только технической стороной, но и тем, что речь идет о структуре, имеющей успешную национальную историю превращения стартапа в полноценную инновационную компанию. Между тем, если сравнить экономическое развитие США и России за последние 25 лет, то можно увидеть, что величие Америки прирастало в значительной мере за счет нового инновационного бизнеса. Тогда как в нашей стране в большей степени процветало предпринимательство типа «купи-продай».

С одной стороны, опыт Cognitive Technologies нельзя назвать исключением из правила, но с другой — в России таких компаний непозволительно мало, даже сейчас, когда слово «стартап» стало модным. Между тем, интеграция науки и бизнеса считается самым перспективным направлением любой национальной экономики. Именно на инновациях базируется высокий уровень жизни «золотого миллиарда».

Фото: tech.eu

Конечно, Россия сталкивается с хронической нехваткой финансирования НИОКР в рамках предпринимательских инноваций. В нашей стране на эти цели в пересчете на одного стартапера ежегодно тратится $ 240. Для сравнения: в Израиле — $ 1153, в США — $ 1275. Мешает, конечно, и коррупция, но она имеет место не только у нас.

Отечественные проблемы значительно шире. Прежде всего, в глаза бросаются две ключевые проблемы. В стране катастрофически плохо с лабораторной и конструкторской базой. Проще говоря, нет нормальных условий для работы. Но это еще полбеды: российские стартаперы в большинстве случаев не способны создавать эффективные команды и совершают непростительные, а порой просто дикие ошибки. Причем последний фактор, как ни странно, доминирует. Короче, если нет ярко выраженного научного лидера, обладающего к тому же организаторскими способностями, то инновация вряд ли состоится, какой бы интересной ни была идея.

Одно дело — если стартап возник в рамках личной инициативы и развивался на свои деньги, другое — когда инновационный бизнес финансировался венчурными фондами с государственным участием. Японский опыт активной поддержки правительственными фондами наукоемкого предпринимательства в 60-е годы прошлого века сопровождался обязательным повышением квалификации, жестким контролем и палочной дисциплиной. Такой подход обеспечил Стране восходящего солнца самое настоящее экономическое чудо. И все это сопровождалось формированием совершенно иной деловой этики и корпоративной культуры.

Японский опыт государственной поддержки наукоемкого производства заслуживает самого пристального внимания, более того, может быть повторен и в России, считает Дмитрий Николаенко, зам. директора Единого регионального центра инновационного развития Ростовской области.

«СП»: — Насколько оправдан контроль над стартапами, когда их финансирования осуществляется венчурными фонды, в том числе с государственным участием?

— Прямое субсидирование не предполагается по определению. Речь идет о покупке доли инновационных компаний, которыми заинтересовался тот или иной фонд, в том числе с госучастием. Цена вопроса не более 10−15% стоимости стартапов, находящихся на ранней стадии развития. Став совладельцем, фонд, само собой, осуществляет контроль, так как заинтересован в росте капитализации купленных компаний и соответственно — в увеличении стоимости своих долей.

Естественно, как и в любом новом деле, имеются существенные риски. Скажем, из 100 компаний, которые претендовали на получение инвестиций, как правило, отбирается не больше 10, и только одна из них становится успешной. Это — норма. С другой стороны — у российских венчурных фондов нарабатываются необходимые компетенции, чтобы быть разборчивее в выборе.

«СП»: — Инновационному предпринимательству надо учиться?

— Могу привести достаточно известный факт. Трехмесячное пребывание в бизнес-инкубаторе или в бизнес-акселераторе соответствует двум-трем годам «самостоятельного плавания». Если говорить о бизнесе, как о науке «превращения изобретения в ликвидный товар», то дилетантство здесь чревато большими потерями. Как, впрочем, и везде. На мой взгляд, быть инновационным стартапером — это самая настоящая профессия, требующая серьезного обучения.

«СП»: — Нуждается ли в перезагрузке национальное движение стартапов или только в улучшении?

— Когда Россию сравнивают, к примеру, с США, то почему-то забывают о 30-летней временной форе американцев. Это объективная реальность. Тот путь, который они уже давно прошли, мы только начинаем. Лихие 90-е, понятно, не в счет. В начале нулевых годов страна только стала приходить в себя. Я считаю, что ничего перезагружать не надо. Все структуры созданы, нормы и законы написаны, деньги, пусть и в небольших объемах, выделены. Теперь необходимо наполнять институты развития содержанием. То есть выполнять кропотливую работу по формированию сообщества бизнесменов-ученых, которые должны научиться зарабатывать деньги путем превращения своих проектов в ликвидные товары. Образно говоря, мало изобрести велосипед, его еще нужно сделать, а затем с выгодой продать, причем в больших количествах.

Читайте также




Как Европа намеревается остановить «супертанк Путина»

Чем думают воевать против нашей армии в НАТО

«СП»: — Кто и как осуществляет экспертизу стартапов?

— Экспертизу осуществляют эксперты, прошу прощения за тавтологию. Как правило, венчурные фонды и инвестиционные центры имеют контакты со знающими людьми. Если вы спросите, возможна ли ошибка в оценке того или иного проекта? Отвечу — конечно! Но с другой стороны, ничего лучшего пока не придумано.

«СП»: — Способны ли стартапы обеспечить нашей стране экономический рывок.

— Думаю, да. Доля новых технологий и наукоемкой продукции в общей корзине экспорта увеличивается из года в год. Не забывайте, что работать приходится в жестком конкурентном мире. Но для того, чтобы уйти от нефтяной зависимости, нужно учиться, учиться, учиться, как говорил Ленин. Не только науке, но и бизнесу.

Источник: http://svpressa.ru

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
УВАЖАЕМЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ ДЛЯ КОРРЕКТНОЙ РАБОТЫ САЙТА, ПРОСИМ ВАС ОТКЛЮЧИТЬ ЛЮБЫЕ БЛОКИРОВЩИКИ РЕКЛАМЫ
Наши партнёры
http://controlf.biz.ua/
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте

Все материалы на данном сайте взяты из открытых источников — имеют обратную ссылку на материал в интернете или присланы посетителями сайта и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. Права на материалы принадлежат их владельцам. Администрация сайта ответственности за содержание материала не несет. Если Вы обнаружили на нашем сайте материалы, которые нарушают авторские права, принадлежащие Вам, Вашей компании , просим немедленно сообщить нам.